Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » Диагноз болезни хуторов, станиц и сел Дона: безземелье, безводье и безлюдье
Вторник, 22 Янв 2019
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 

Диагноз болезни хуторов, станиц и сел Дона: безземелье, безводье и безлюдье

Печать

При советской власти говорили о развитии села. Теперь речь идет о спасении сельской глубинки.

 


Среди аграриев донского края нет фигуры колоритнее Александра Самуиловича Криворотова. Его послужной список – два десятилетия руководства передовым колхозом «Родина». За два срока на посту главы Матвеево-Курганского района он проявил себя специалистом по спасению умирающих от банкротства хозяйств. А за пять лет пребывания главой отстающего Куйбышевского района вывел его в пятерку лучших сельскохозяйственных территорий области. В 2017 году, при нынешнем руководстве области, у него не было шансов стать сити-менеджером. Но и тихим пенсионером Александр Самуилович не стал: летом 2018 года был избран секретарем Ростовского обкома КПРФ по вопросам сельского хозяйства. Недавно состоялось заседание сельскохозяйственной комиссии Ростовского обкома КПРФ в расширенном составе.


Состав расширенного заседания комиссии получился титулованным: заместители председателя комиссии, бывшие главы сельскохозяйственных районов: Сальского - Владимир Карпенко, Обливского - Александр Золотовский; члены комиссии – бывший зам. главы Зимовниковского района по социальным вопросам Александр Дедович и индивидуальный предприниматель из Мясниковского района Борис Псрдиян, секретарь комиссии Любовь Рыбалка; приглашенные – Сергей Болдырев машинист насосной станции Сальского филиала ФБГУ «Ростовмелиоводхоз», Николай Попивненко, директор ООО «Аврора», руководитель АККОР Матвеево-Кургванского района, Нерсес Тер-Акопян, начальник  отдела сельского хозяйства администрации Мясниковского района; в заседании приняли участие бывший начальник сборочного цеха завода «Ростсельмаш», депутат Госдумы, первый заместитель руководителя фракции КПРФ в Государственной Думе ФС РФ Николай Коломейцев, руководитель фракции КПРФ в областном Законодательном Собрании Евгений Бессонов, член комитета Заксобрания области по аграрной политике, природопользованию, земельным отношениям и делам казачества Григорий Фоменко.


Александр Криворотов: - Мы все, здесь собравшиеся, связаны с землей. Эта связь не прерывалась много лет и не зависела от занимаемой должности в законодательных и исполнительных органах власти.  У нас есть что обсудить, что сказать, что предложить. И найти рецепты по лечению нашего сельского хозяйства, спасти сельскую глубинку от безработицы, запустения и гибели.


Николай Попивненко: - В начале 90-х фермерских хозяйств было очень много. Способных, даже талантливых среди нас было очень много. Таких, как Федирко Юрий Федорович, что начинали со 100 га земли, а потом создали крупные хозяйства, построили современные молочные комплексы. Все хозяйства – средние и малые испытывают одни и те же трудности, бьются над решением одних и тех же проблем. Главная из которых на данный момент – ценовая политика. Я не знаю, от кого зависят цены: от тех, кто перерабатывает или от тех, кто продает. В развитых странах, например, фермеры получают поддержку от государства – 250 - 350 евро на гектар. Их не бросают в год неурожая или при кризисах. Мы же – надеемся только на себя. Бывший министр сельского хозяйства Ткачев полностью изменил вектор господдержки, отдав приоритет сельхозхолдингам. Мы понимаем почему, но от этого не легче. Ростовская область вошла в число регионов, где создано эффективное производство. На фоне рапортов о небывалых урожаях как-то ускользало от внимания властей, что государственная поддержка ушла в агрохолдинги, а хозяйства малой и средней форм собственности остались в стороне. Прежде им доставались хоть крохи, а последние два года фермерам практически и крохи перестали перепадать. Мы в Южном регионе живем, львиная доля продукции уходит на экспорт. Закупают они зерно по цене, которую нам, фермерам, назовут. Сговор это или не сговор, но от их решения мы зависим полностью.


Александр Дедович: - В хуторе Камышовка, что в Орловском районе, проживает тысяча человек, которые ждут - не дождутся, когда придет газ. В восемнадцатом году газопровод начали прокладывать. Но – труба прошла мимо Камышовки, здесь газификация запланирована на 2025 год. В нынешнем году в районе биосферного заповедника «Ростовский» будет газифицирован только один важный объект – поместье олигарха. А за 6 лет, что осталось до наступления заветного срока, население Камышовки может уменьшиться, будет легче скупить паи у селян. И встанет вопрос: а целесообразно ли вести газопровод в неперспективные степные хутора. Ведь в Юго-Восточной степи Ростовской области отдаленные хутора и станицы обезлюдели. И это не беспокоит власти и их хозяев, олигархов-землевладельцев. Потому что на месте степных хуторов появятся новые поля озимой пшеницы и подсолнечника. Распаханных пастбищ и водоохранных участков им уже мало, а спрос на зерно на заморских рынках растет.  До президентских выборов они идти напролом то ли стеснялись, то ли опасались. А теперь – раззудись плечо, размахнись рука! Как тут не согласиться с жителями степных хуторов, которые уверены, что агрохолдинги убивают село.


Нерсес Тер-Акопян: - В советские годы в Мясниковском районе было 7 колхозов. И все семь продолжают работать. В пяти основным видом является растениеводство, в двух молочное животноводство. Но все семь сельхозкооперативов добиваются высоких показателей и по урожайности, и по надоям.  А лучшим по праву считается колхоз имени Шаумяна, один из лидеров областного соревнования. Рекордные результаты по надоям молока и по намолоту зерна позволили довести среднюю заработную плату до 55 тысяч рублей в месяц. А в отделе кадров кооператива образовалась очередь в 30 жителей, хотя поселок Чалтырь находится рядом с областным центром и безработицы в пригородной зоне не наблюдается. На всех тракторах, комбайнах и автомобилях хозяйства установлена агронавигационная система. На коровниках – прозрачная крыша, свет солнца способствует повышению надоев. А доярки после смены получают премиальные три литра молока. Хорошие условия созданы для молодых специалистов – на 38 гектарах, купленных кооперативом под застройку, возводится 260 малоэтажных домов, построено два детских сада, спорткомплекс. Конечно, пригородному поселку запустение не грозит. Но попади такой руководитель, как Хачатур Паркшеян, и в отдаленный населенный пункт, он обязательно бы справился и с решением сложных, для других неразрешимых, проблем. И в наше время верным остается лозунг «кадры решают все»!


Николай Попивненко: - Что у нас с будущим урожаем? Прошедшей осенью в нашем районе прошли локальные дожди, на многих участках пшеница распустилась. Теплая и сухая погода позволила осенью сделать часть работ, которые фермеры в другие годы оставляли «на потом». Фермеры сделали все, чтобы заложить будущий урожай. Остальное – зависит от погоды весной. В декабре и январе погода была неустойчивая, дожди сменялись снегом. Но и в ненастье можно закупать удобрения, брать кредиты. Одно ясно: затратная часть увеличится. В 17-м году урожай был взят, как нам сказали, рекордным. Но закупочные цены на зерно были очень низкими.  В прошедший год тоже на урожай нельзя жаловаться. И рентабельность была, и прибыль выросла. Но выросла и закредитованность. То есть полученная прибыль не позволила расплатиться с долгами. Будет ли осуществлена пролонгация – вот в чем вопрос.  


Николай Коломейцев: - Сейчас комитет по сельскому хозяйству Государственной думы возглавляет член фракции КПРФ академик Кашин, прошедший все ступени роста - агронома, главного агронома, руководителя хозяйства, сельхозуправления, председателя исполкома и главы. Фракция КПРФ настояла, чтобы село получало не менее 10 процентов льготной части бюджета. В 2019 году будет на поддержку сельского хозяйства направлено 319 миллиардов рублей, на 79 млрд. руб. больше, чем в предыдущем. Теперь задача – добиться, чтобы все предприятия, независимо от формы собственности и при минимуме составления «бумаг», получили господдержку. Мы считаем, что погектарная и поголовная поддержка так заморочена, что никто эту систему, кроме ближних людей толком не понимает и в нормальном объеме получить не может. Наша фракция провела несколько слушаний и круглых столов. Вывод – о фермере нужно проявлять не показную заботу, не только перед выборами. И чтоб получали помощь те, кто в поддержке нуждается, чтобы они имели равный доступ к распределяемым средствам. У нас же в Ростовской области дотации получают те, у кого на депозитах лежат миллиарды.


Александр Криворотов: – Постоянно мы оглядываемся на правительство, ждем, но никак не дождемся, что власти как-то начнут действовать в пользу сельских тружеников.  


Николай Попивненко: - В личных подсобных хозяйствах и небольших КФХ производится здоровая пища – без ядов и химикатов.
Александр Криворотов: - А излишнюю продукцию, выращенную в домовладениях, обложили налогами. Выйдет старушка на базар, а тут с нее требуют -  заплачено ли за лицензию, приобретен ли кассовый аппарат. И не продаст она ни молоко, ни помидоры, ни ягоду. Это же издевательство. Затрат десятки тысяч, а выручки – кот наплакал.


Александр Дедович: На территории восточных сельхозрайонов то и дело объявляются зоны бедствия, то по свиной чуме, то птичьему гриппу, то по бруцеллезу. Скоро корова на подворье станет редкостью.  А скот – это часть жизни крестьянского уклада.


Нерсес Тер-Акопян: - Во всех семи колхозах у нас содержится молочный и мясной скот. Животноводы получают высокие удом и мраморное мясо. Но и в личных подворьях сохранился скот, в этом заинтересованы и власти, и руководство сельхозкооперативов. Ныне работают молокозаводы в станице Кагальницкой, сыродельный завод в г. Семикаракорске. Со сбытом продукции проблем нет. Производители молока даже получили возможность влиять на закупочные цены. Сегодня цена 18 рублей, а от элитных буренок продаем по 25-26 рублей. Скоро выйдем на ноль и можем достичь рентабельности.


Николай Попивненко: - И сельхоз кооперативам трудно противостоять агрохолдингам. В село Анастасьевку Матвеево-Курганского района агрохолдинг пришел год назад. И 60 человек сразу были сокращены. Когда выдают гранты на развитие семейных животноводческих ферм, на создание фермерских хозяйств, одним из главных требований является создание новых рабочих мест. Фермер и сам бы справился со всеми работами, но требование приходится выполнять. А холдингам разве закон не писан? Им писан другой закон. Власть считает крупные агрохолдинги основной единицей хозяйствования. И нужно выработать эффективные меры защиты КФХ. Ограничить аппетиты олигархов, которые, проживая в столицах, вспоминают о крестьянах-мужичках только при подсчете прибыли. Ограничить законодательно. И налоги он должен платить на месте нахождения благоприобретенных земель. Ибо окончательно провалившаяся административная реформа местную власть превратила в марионетку крупных собственников земли. Сити-менеджеры администраций давно уже не выполняют задач по защите средних и малых хозяйств.


Николай Коломейцев: - В нынешнем году начнется реализация проекта о возрождении села. До 1 апреля будет набираться документация. Поэтому надо на местах узнать истинных владельцев земельных «империй» и посмотреть: а где они живут? В советское время председатель должен жить там, где его колхоз.  Чтоб он ездил по тем же дорогам, его дети ходили в ту же школу, родичи – лечились в той же больнице. Вот тогда председатель, вместе с правлением, и заботились о развитии инфраструктуры, об улучшении быта.  А оторвавшиеся от корней олигархи не заинтересованы в развитии территории.  Более того «роттенберги» привозят на посевную и на обработку и уборку урожая гастарбайтеров. И главы администраций не заинтересован в сохранении муниципального фонда. Им проще договариваться с «новыми русскими». Муниципальный фонд должен быть дополнительным источником дохода сельского бюджета.  Но источник уже иссякает.


Александр Криворотов: - Муниципальный фонд стал «таять как весенний снег» после того, как владельцам арендованных участков разрешено было выкупать их в собственность после трех лет аренды – без проведения тендеров. И редко где еще сохранились участки муниципального фонда.


Владимир Карпенко: - Раньше мы говорили о развитии села. Теперь речь идет о сохранении. Люди из сельской местности уезжают. Потому что без развития животноводства, дающего работу людям, возрождение села невозможно.  А откуда появятся рабочие места, если льготные кредиты уходят мимо населения. Наш областной закон о землепользовании не препятствует, а даже поощряет распашку земель. И не только тех, что были заняты раньше пастбищами. И тех земель, что находятся в водоохранных зонах, распашка которых запрещена законом.  Запретные зоны распахиваются до уреза воды, сводятся также защитные лесополосы. Большим латифундиям нужен простор для пшеничных полей.  А ведь природа Сальских степей сурова, здесь нужно бережно относиться к воде, которую приносят оросительные каналы и сохраняют пруды.  Водоносные ключи из-за распахивания земли забиваются, пруды высыхают. К тому же оросительные каналы не очищаются с положенной регулярностью. Плата за воду оросительных каналов стала непосильной и для рисоводов, и для животноводов. Нехватка кормов привела к тому, что в хуторах и станицах коровы есть уже далеко не в каждом подворье.


Сергей Болдырев: - Самое главное в животноводстве – это кормовая база. Я не в книжках вычитал - 17 лет работал бригадиром на ферме, 5 лет на орошении. Ростовская область имеет уникальную оросительную систему, построенную в 50-е годы прошлого века. В ней не предусмотрено капельное орошение, но при должном уходе. Но при должном уходе – и старая техника может быть эффективной.  На пастбищах и покосах, на плантациях и рисовых чеках. Сейчас про севооборот как будто забыли. Вся сменяемость культур – пары да пшеница.  А при наличии сенокосных угодий приходится корма закупать на стороне.  Когда-то на самых лучших угодьях выращивали овощи.  А потом же – такие цены нагнали, непосильными затраты на воду стали. Собственные корма стали не по карману. Раньше на 100 дворов приходилось 605 коров. Нанимали пастухов и пасли. А сейчас негде пасти, пастбищ почти не осталось. И на 100 дворов теперь осталось 1 или 2 коровы. А село не может существовать без домашнего скота и птицы.


Александр Дедович: - Водоводы все юго-восточные районы снабжают из Цимлянского водохранилища и Дона по каналам и по трубам. После приватизации областной собственности кто будет беспокоиться о водоснабжении отдаленных населенных пунктов. И построенных пунктов откорма по программе «Донское молоко» и Донское мясо»? Олигархи все делают для того, чтобы агрохолдинги поглотили восточные районы. Уже утрачены - через приватизацию – федеральные агропредприятия. Отдано на откуп толстосумам выращивание семенного фонда, элитный скот закупаем только за кордоном.


Александр Криворотов: -  Мы наполнили себя сложными проблемами. Нагрузили себя наболевшими вопросами.  Обменялись опытом, высказали предложения по изменению сложившейся ситуации. На нашем втором заседании – в канун весенней страды – еще раз обсудим поднятые вопросы и примем решение; что делать? Но уже сейчас понятно всем и каждому, кто связан с сельским хозяйством, что все проблемы – тяжело ли, сложно ли, что нужно сделать прежде, а что потом – упираются в одну: надо сменить власть. Сменить на власть новую, которая будет выполнять волю тружеников, а не олигархов.

 


 



Rambler's Top100