Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Деньги решают многое, но не всё
Суббота, 25 Июн 2022
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Деньги решают многое, но не всё

Печать

Количество сценариев развития событий вокруг Тайваня очень велико. И некоторые из этих сценариев могут иметь очень болезненные последствия и для всего мира, и для нас.


С некоторых пор стали говорить, что Китай стал первой экономикой мира, оставив позади США. Действительно, если измерять величину экономики показателем валового внутреннего продукта, рассчитанного по паритету покупательной способности (ППС) национальной валюты, то КНР уже в 2014 году вышел на первое место в мире.

По данным МВФ, по итогам 2021 году ВВП КНР, рассчитанный по ППС китайского юаня, составил 27,2 трлн долларов (18,62% мирового ВВП), а ВВП США – 23,0 трлн долларов (15,74%).

По многим видам промышленных товаров доля Китая на мировом рынке еще выше, чем его доля в мировом ВВП. Эксперты ОЭСР подсчитали, в частности, что еще в 2004 году КНР обошла США по величине экспорта продукции ИКТ (информационные и коммуникационные технологии).

В указанном году Китай сделал рывок, увеличив экспорт информационных и коммуникационных продуктов на 46%, доведя его объем до 180 млрд долларов. У США в том же году прирост аналогичного экспорта составил 12%, а стоимостной объем – 149 млрд долларов.

В том же 2004 году экспорт продукции ИКТ Китая впервые превысил импорт такой же продукции (последний составил 149 млрд долл.). У Китая впервые возникло положительное сальдо во внешней торговле продукцией ИКТ, равное 31 млрд долларов.

С того времени стали говорить, что мировым лидером на рынке продукции электронной промышленности является Китай, а США, Япония, Южная Корея, Германия и другие привычные лидеры электроники безнадежно переместились на второй план. Однако подобные заявления сомнительны. Или, по крайней мере, неоднозначны.

Общие показатели производства и экспорта продукции ИКТ включают и электронный «ширпотреб», и изделия, которые относятся к самым передовым и сложным технологиям (предназначенным для использования в промышленности, авиации, вооружениях, космической отрасли и др.). И если убрать из общих показателей «ширпотреб», то оказывается, что Китай не выглядит уже мировым гигантом.

По продукции, относящейся к разряду «продвинутой», он в целом ряде случаев уступает таким странам, как США, Южная Корея, Япония, Тайвань и др. И что еще более серьезно для Китая: его электронная промышленность сильно зависит от импорта отдельных комплектующих, из которых он производит свои конечные изделия.

Плюс к этому китайская электронная промышленность зависит от импортного оборудования, на котором изготавливаются промежуточные и конечные продукты. Во второй половине прошлого десятилетия ежегодный импорт полупроводников, микросхем (чипов) и микропроцессоров («сырья» для производства конечной электронной продукции) достигал и даже превышал 300 млрд долларов. Это, между прочим, больше, чем импорт Китаем сырой нефти и нефтепродуктов.

По микрочипам Китай покрывал потребности отечественной отрасли ИКТ внутренним производством всего лишь на несколько процентов. В наиболее «продвинутых» конечных продуктах китайского производства доля импортных чипов часто равнялась 100%. Складывается впечатление, что Китай – «электронный колосс на глиняных ногах».

Пекин стал осознавать в полной мере риски, вытекающие из таких перекосов в развитии отечественной электроники, в прошлом десятилетии. В этом ему помог американский президент Дональд Трамп, который резко обострил американо-китайские отношения, особенно в сфере торгово-экономической.

При Трампе Минторг США начал вести черный список китайских компаний, которые, по данным американской разведки, создавали суперкомпьютеры для китайских военных и помогали КНР в разработке оружия массового поражения (ОМП). Поставки микроэлектронного «сырья» из США таким китайским компаниям были запрещены. Поначалу Пекин не очень прочувствовал эту санкцию, потому что импорт чипов осуществлял преимущественно не из США, а других стран – Тайваня, Японии, Южной Кореи.

Первым серьезным «звоночком» для Пекина стало требование Вашингтона к Тайваню, чтобы тот прекратил поставки микрочипов китайскому гиганту ИКТ-отрасли – компании Huawei. В 2020 году Федеральная комиссия по связи США (ФКС) официально отнесла китайские компании отрасли Huawei и ZTE к угрозам национальной безопасности, причем это решение было принято после того, как ФКС установила, что обе компании имеют тесные связи с Коммунистической партией Китая и военным руководством КНР.

Такое требование Вашингтон мог предъявить Тайбэю (столица Тайваня) по той причине, что давно установил негласный контроль и попечительство над этим островом, величающим себя «Республика Китай». Чисто формальным основанием для такого требования стало то, что в производимых тайваньской корпорацией TSMC чипах использована американская технология.

Следующий «звоночек» прозвенел уже при нынешнем американском президенте Джо Байдене. В апреле 2021 году Вашингтон через Тайбэй заставил тайваньскую TSMC остановить сотрудничество с китайской Tianjin Phytium Information Technology (Phytium). Накануне власти США включили Phytium в черный список компаний, якобы имеющих связи с китайскими военными.

Реакцией Пекина на электронные санкции Вашингтона стало заявление в 2020 году китайского руководства, что со следующего года в стране запускается пятилетняя программа развития электронной промышленности и на нее выделяется астрономическая сумма в триллион долларов. То есть в среднем по 200 млрд долларов в год.

Заявленные объемы финансирования отрасли превышают всякое воображение. Для сравнения скажу, что весной прошлого года американский президент Джо Байден констатировал сильное отставание американской микроэлектроники и потребовал, чтобы конгресс выделил на развитие отрасли 50 млрд долларов.
У китайской программы две главные цели

Во-первых, «догнать и перегнать» мировых лидеров отрасли. И не по стоимостным объемам производства и продаж, а по техническому уровню продукции. Пожалуй, наиболее очевидным лидером является соседний с континентальным Китаем Тайвань. Уже упоминавшаяся тайваньская компания TSMC производит микрочипы с показателем 4 нанометра, а во второй половине этого года она приступит к производству продукта с показателем 3 нанометра.

Даже американцы признают, что при максимальном напряжении сил они сумеют выйти на такой уровень продукта лишь во второй половине текущего десятилетия. Самые современные чипы, которые Китай имеет возможность выпускать самостоятельно, – это 55/40 нанометров. Это даже не вчерашний день – это отставание длиною в годы, это уровень нулевых годов.

Отдельные компании США, Японии, Южной Кореи и даже Китая иногда делают заявления, что они, мол, вышли на уровень лучших изделий тайваньской компании. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что речь идет о единичных экземплярах.

 

Вот, например, весной 2020 года китайская компания Yangtze Memory Technologies заявила о создании прототипа 128-слойного 3D NAND-чипа. Подобных продуктов еще никто не создавал. Но эта компания использует американские технологии, оборудование, которое нельзя целиком произвести в Китае. США уже прекратили деловые контакты с этой компанией, повторить свой успех она не может.

А Тайвань осуществляет массовое производство продуктов с высочайшими характеристиками. При этом большая часть производства осуществлялась не на свободный рынок, а по заказам компаний разных стран. И одним из главных заказчиков был континентальный Китай.

Во-вторых, добиться максимальной автономии отрасли. То есть провести импортозамещение. Неофициальное название программы – Made in China. Приоритетным направлением импортозамещения является так называемое «сырье» – полупроводники, чипы, процессоры.

Сегодняшние отношения между Пекином и Вашингтоном еще больше накалились (по сравнению со временем президентства Дональда Трампа). А Вашингтон контролирует ключевые звенья мировой микроэлектронной «экосистемы» и в любой момент может объявить Пекину тотальную блокировку поставок, необходимых для китайской отрасли. Подобно тому, как такая блокировка была проведена в конце февраля – начале марта этого года в отношении России.

Поставки электронного «сырья» для российской электроники моментально остановили американские компании. Также японские и южнокорейские. Но особенно болезненным ударом для России стало прекращение поставок чипов с Тайваня, где на контрактной основе производились продукты, необходимые для российской оборонки.

 

Китай опасается блокировки импорта не только микроэлектронного «сырья», но и оборудования для его производства. Здесь ключевым звеном «экосистемы» является голландская компания ASML, почти абсолютный монополист по производству основных видов такого оборудования – фотолитографов и степперов.

Не вдаваясь в детали, отмечу, что Вашингтон имеет рычаги давления на эту компанию. В том числе формальный аргумент, что ASML использует американские технологии. Американское правительство запретило голландской компании продавать оборудование китайской SMIC, одному из крупнейших производителей электронных компонентов Китая. Голландцам пришлось прислушаться к указанию из Вашингтона.

С этого года программа развития китайской электроники уже действует. Выяснилось, что даже заявленного триллиона долларов уже недостаточно. Представители отрасли добивались удвоения объема финансирования. Пока остановились на компромиссной цифре в 1,4 трлн долларов (для сравнения: это примерно равно величине годового ВВП России). На деньги рассчитывают тысячи китайских компаний. Но список возглавляют такие гиганты, как Alibaba Group, Huawei Technologies Co. Ltd, SenseTime Group Ltd.

Китайские лидеры любят по разным случаям повторять, что деньги решают многое, но не всё. И вспоминают наш советский лозунг «Кадры решают всё». Программа выделяет деньги на подготовку специалистов. Еще за пару лет до запуска программы китайский бизнес, действующий в ИКТ-отрасли, начал «охоту за головами» за границей.

Особенно активно стали действовать компании Quanxin Integrated Circuit Manufacturing (QXIC) и Wuhan Hongxin Semiconductor Manufacturing Co (HSMC). Им уже удалось переманить больше сотни сотрудников из знаменитой тайваньской TSMC, предложив зарплату в два раза выше, чем они получали на острове. Кроме того, Китай стал вербовать профессионалов и в Южной Корее. Были отдельные случаи вербовки и российских специалистов. Наиболее активно Китай «охотится» за специалистами по полупроводниковой литографии, травлению, отжигу и других схожих профессий.

Первый год реализации программы закончился с весьма неплохими результатами. Китайская ассоциация полупроводниковой промышленности (объединяет 744 компании отрасли) сообщила, что в прошлом году продажи интегральных схем в Китае достигли 1,05 трлн юаней (158,6 млрд долл.), что на 18,2% больше, чем в 2020 году. Эту информацию дополнили данные, Национального статистического бюро Китая: в КНР в прошлом году было произведено 359,4 млрд интегральных схем, что на 33,3% больше, чем в 2020 году.

В январе 2022 года Американская ассоциация полупроводниковой промышленности (SIA) сделала прогноз, основанный на экстраполяции резкого ускорения микроэлектроники в прошлом году. По ее оценкам, в 2020 году доля Китая в мировых продажах электронных чипов равнялась 9%, а к 2024 году она возрастет до 17,4%. Это позволило бы Китаю войти в большую четверку производителей микроэлектронных схем наряду с Тайванем, Южной Кореей и США.

Вот еще некоторые цифры за прошлый год, по официальным данным таможни. Стоимость экспорта интегральных микросхем увеличилась на 32%, до 153,8 млрд долларов в 2021 году (темпы прироста в 2020 г. были примерно в два раза ниже). Стоимость импорта интегральных микросхем выросла на 23,6%, до 432,6 млрд долларов по сравнению с ростом на 14,6% за тот же период предыдущего года.

Этот разрыв показывает, насколько Китай по-прежнему зависит от импорта интегральных схем, особенно когда речь идет о самых передовых микросхемах. Рекордный показатель импорта в прошлом году некоторые эксперты объясняют тем, что китайские компании в ожидании санкций Вашингтона и его союзников делали беспрецедентно большие товарные запасы.

В целом можно сказать, что в первый год реализации программы преобладало экстенсивное развитие отрасли. Перехода в новое качество пока не произошло. Самое узкое место программы – производство собственного оборудования для выпуска микрочипов последнего поколения. По состоянию на сегодняшний день китайские фабрики могут предоставить лишь 20% необходимого оборудования и технологий, необходимых для производства современных чипов с показателем 28 нанометров.

Кроме бюджетных денег, планируется привлечение средств частного капитала. Создан специализированный фонд для накопления средств для дополнительного финансирования программы «полупроводникового импортозамещения». В Китае его называют просто «Большой фонд» (Big Fund). В первую очередь с его помощью будут финансироваться китайские поставщики оборудования для производства электроники, такие как Naura, Advanced Micro-Fabrication Equipment, Hwatsing, ACM Research, Mattson Technology и Shanghai Micro Electronics Equipment. Эти компании должны со временем обеспечить на 100% оборудованием выпуск чипов с показателем 28 нанометров.

Но за пять лет этого не получится. К 2025 году планируется лишь на 70% обеспечить свои потребности оборудованием чисто китайского производства. 30% все еще будет покрываться импортом. В переходный период можно пытаться выстраивать какие-то серые схемы, обходящие запреты Вашингтона. Но важнее искать надежных зарубежных поставщиков, покрывающих оставшиеся 30% потребностей и не находящихся под жестким контролем Вашингтона. Кандидатами на роль альтернативных партнеров Китай рассматривает Россию, Индию, Малайзию.

Россия на момент начала специальной военной операции (СВО) на Украине безнадежно отставала по части микроэлектроники не только от Тайваня, США и Японии, но также от Китая. Коллективный Запад три месяца назад обрубил нам все поставки микроэлектроники (за исключением «ширпотреба»).

Честно признаем: в нашей стране за последние полтора десятилетия принималось множество «стратегий», «программ» и «планов» импортозамещения в сфере микроэлектроники, но все они были успешно провалены. Потому что была «палочка-выручалочка» в виде импорта всего необходимого.

Даже санкции 2014 года против РФ (в связи с возвращением Крыма в состав России) оставляли нам «окна возможностей» для импорта микроэлектроники. Сейчас число таких «окон» сократилось до минимума. Если хотим выжить и победить в санкционной войне, надо начинать настоящее импортозамещение микроэлектроники.
Что для этого необходимо?

Во-первых, резко увеличить масштабы финансирования отрасли. Да, конечно, у нас не будет 1,4 трлн долларов, как у Китая. Но сумму на порядок меньшую мы можем и обязаны выделить. Деньги есть. Это та валютная выручка, которая сегодня нежданно-негаданно нахлынула в Россию. Если мы не хотим, чтобы ее опять заморозил (а затем, вероятно, конфисковал) коллективный Запад, деньги надо быстро использовать для развития микроэлектроники, которая стала одним из самых узких мест отечественной экономики.

Во-вторых, наладить кооперацию в сфере микроэлектроники с теми немногими странами, которые не числятся в списке недружественных государств и одновременно обладают каким-то потенциалом в данной области. Это в первую очередь Китай. Также, возможно, Индия, Малайзия.

Китай до недавнего времени несколько снисходительно и высокомерно смотрел на Россию как возможного партнера по микроэлектроники. Не исключено, что Китай и Россия в ближайшее время могут оказаться «друзьями по несчастью», китайское высокомерие исчезнет и начнется действительно продуктивное и взаимовыгодное сотрудничество в сфере микроэлектроники.

У Пекина есть еще один запасной вариант выхода из сложной ситуации с микроэлектроникой. О котором он предпочитает громко не говорить. На расстоянии каких-то 150 километров от континентального Китая находится уже упоминавшийся нами остров Тайвань, на котором размещены мощности также упоминавшейся компании TSMC – признанного во всем мире лидера по производству полупроводников и электронных чипов. Эксперты говорят, что на TSMC приходится половина мирового рынка микрочипов.

Но это всего рынка, на котором обращаются продукты сегодняшнего, вчерашнего и позавчерашнего дня. TSMC специализируется, если так можно выразиться, только на продуктах сегодняшнего дня (и постоянного готовит продукты завтрашнего дня). На рынке микрочипов последнего поколения (с показателями, не превышающими несколько десятков нанометров) доля TSMC превышает 90%. TSMC образно называют «жемчужиной» Тайваня и мировой микроэлектроники.

С одной стороны, эта «жемчужина» находится под негласным надзором Вашингтона. С другой стороны, она находится на расстоянии протянутой руки от континентального Китая. Да к тому же Тайвань, как считают в Пекине, законная часть единого Китая, которая по какому-то недоразумению существует автономно от Китайской Народной Республики.

Разговоры и переговоры о воссоединении континентального Китая и острова Тайвань ведутся уже многие десятилетия. Были моменты, когда казалось, что еще немного – и возникнет единый и неделимый Китай. Но эти времена уже позади. Тайбэй (столица Тайваня) все больше дистанцируется от Пекина. А у Пекина все больше разгорается аппетит на остров.

Причина такого аппетита заключается в том, что Тайвань Пекину сегодня интересен не только как часть территории исторического Китая и как «непотопляемый авианосец», но также как обладатель «жемчужины» мировой микроэлектроники. Пекин хочет ускорить аннексию острова и, таким образом, выйти в дамки в мировой конкурентной борьбе за микроэлектронное лидерство.

И в Пекине, и в Вашингтоне сегодня прекрасно понимают, что лидерство в сфере микроэлектроники является условием мирового лидерства в экономике и военной сфере. Военная напряженность вокруг острова усиливается. Эксперты отмечают, что вероятность проведения специальной военной операции Китаем на острове Тайвань растет с каждым днем.

При этом существует риск того, что в ходе военных действий «жемчужина» Тайваня может быть серьезно повреждена или даже целенаправленно уничтожена. Но такое уничтожение – риск не только для Пекина. Ликвидация TSMC нанесет тяжелейший удар по ИКТ-отраслям многих стран, отбросит мировую микроэлектронику к нулевым годам.

О том, что вероятность самого плохого сценарию развития событий на Тайване (т.е. прекращение работы TSMC) достаточно велика, свидетельствуют некоторые косвенные признаки. Тайваньская компания работает на пределе своих возможностей. Причем к сегодняшнему дню у нее осталось лишь два приоритетных клиента – американские Intel и AMD (всех остальных – по боку).

Судя по всему, эти корпорации делают сверхплановые закупки про запас, накапливают резервы. Есть сообщения, что самое ценное оборудование TSMC готовится к эвакуации. А куда? Думаю, что варианта два – Япония или США. Дело в том, что TSMC имеет соглашения о строительстве своих фабрик с указанными странами. Япония ближе к Тайваню, зато в США строящийся объект существенно крупнее (Феникс, штат Аризона).

Думаю, что главным «запасным аэродромом» для TSMC будет все-таки Америка. Ведь ни для кого не секрет, что продукция TSMC использовалась и используется в вооружениях и военной технике, закупаемой Пентагоном. Американские эксперты, не стесняясь, рассматривали TSMC как часть военно-промышленного комплекса США. Было бы лучше, по их мнению, если бы эта часть ВПК находилась на территории США, а не под боком Китая, являющегося противником Америки.

Шахматная партия между Пекином и Вашингтоном, проходящая на шахматной доске под названием «мировая микроэлектроника», продолжается. Вашингтон хочет из-под носа Пекина выдернуть «жемчужину» Тайваня и вернуть себе славу лидера мировой электроники. Согласно некоторым оценкам, в 1997 году на США приходилось 37% мирового рынка микроэлектроники.

Сегодня, по некоторым оценкам, лишь около 12%. К 2030 году Вашингтон рассчитывает, что долю удастся поднять до 30%. Забавно, но примерно такой же ориентир поставил себе Пекин. Неужели будет ничья? Или шахматная партия затянется на долгие годы?

Следующий ход шахматной партии – за Пекином. Все в напряжении ждут тайваньской развязки. Не только в Вашингтоне, но и во всем мире. Некоторые эксперты ожидают, что ход будет сделан осенью этого года. Почему?

Во-первых, потому, что до этого времени все внимание Вашингтона будет сосредоточено на Украине. Пекин полагает, что до конца года или по крайней мере до осени война на Украине продолжится. И это удобный момент для аннексии острова. Во-вторых, потому, что дальнейшая оттяжка будет, помимо всего, усиливать обороноспособность острова (поставки американского оружия). А также может начаться частичная эвакуация оборудования TSMC.

Впрочем, количество сценариев развития событий вокруг Тайваня очень велико. И некоторые из этих сценариев могут иметь очень болезненные последствия и для всего мира, и для нас. Из этого следует сделать вывод, что отечественная электроника и микроэлектроника должны развиваться максимально автономно от мировой экономической и политической ситуации, которая становится все более волатильной.

В нашей истории были уже похожие ситуации. Например, в 30-е годы прошлого века в мире бушевал экономический кризис, который затронул почти все страны. На Дальнем Востоке (в том же Китае) уже начиналась кровопролитная мировая война (которая лишь в 1939 г. перекинулась в Европу). А СССР взял курс на достижение полной самообеспеченности и экономической независимости.

Еще в начале 30-х годов казалось, что у СССР нет никаких перспектив, очень уж сильным было наше отставание от коллективного Запада. А к началу 40-х годов Советский Союз в основном уже провел индустриализацию, стал второй экономикой мира, укрепил свою военную мощь. И сумел выйти победителем во Второй мировой войне. Решая проблемы отечественной электроники и микроэлектроники, будем, конечно, изучать и использовать опыт современного Китая. Но в первую очередь не следует забывать свой собственный опыт.


Валентин КАТАСОНОВ,

профессор

 



Rambler's Top100