Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Аномалия бойкота
Пятница, 27 Ноя 2020
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Аномалия бойкота

Печать

В преддверии так называемого «всенародного голосования» по поправкам к Конституции мнения оппозиционных сил разделились. В среде оппозиции, независимо от ее идеологической направленности, есть всегда «умеренные» и «радикалы».



Радикалы всех направлений – и левого, и либерального крыла, сегодня едины в призыве бойкотировать это голосование. С таким требованием выступает Навальный, партия «Яблоко», но с таким же призывом выступил 8 июня «Левый фронт». Ничего особенного в этом нет, в политике очень часто силы даже противоположной ориентации выступают сообща ради достижения тактической цели. В.И. Ленин, которого считают, пожалуй, самым бескомпромиссным революционным политиком, посмеивался над этим своим реноме и в статье, которая так и называлась – «О Компромиссах» (1917) – писал: «Обычное представление обывателей о большевиках… состоит в том, что большевики ни на какие компромиссы не согласны, ни с кем, никогда… такое представление не соответствует истине… Задача истинно революционной партии не в том, чтобы провозгласить невозможный отказ от всяких компромиссов, а в том, чтобы через все компромиссы, поскольку они неизбежны, уметь провести верность своим принципам, своему классу, своей революционной задаче...».


Итак, все дело в том, ради чего нас призывают на время объединиться с враждебными силами, ради чего якобы нужно согласиться на бойкот. В заявлении исполкома ЛФ говорится, что так называемое «всенародное голосование» плохо согласуется с законом, что оно, по сути, направлено на консервацию режима и выдачу карт-бланша на пожизненное правление действующему президенту и что оно организовано, скажем так, не «слишком честно», потому что за все поправки предлагается голосовать скопом, контроль за голосованием со стороны оппозиции будет крайне затруднен, власть планирует организовать надомное и электронное голосование.
Что можно сказать по поводу этих аргументов? Прежде всего, что они совершенно правильные. Спорить с ними невозможно – и голосование это сомнительное, не предусмотренное Конституцией и законами, и организовано оно очень подозрительно, и возможность для организаторов устроить фальсификации широкая.


Но следует ли из этого логически, что сторонники левопатриотических сил, желающие сказать «Нет!» этим поправкам и этому режиму, должны проигнорировать голосование? Нет, не следует.


Что является главной целью левопатриотических сил? Мирная, легальная, основанная на гражданских протестах и победах на выборах разных уровней, смена режима, передача власти в руки левопатриотического президента, правительства и парламента (либо коалиции со значительным перевесом левых), осуждение деяний режима, основанного Борисом Ельциным в 1991 году, упразднение класса олигархов, передача природных богатств государству, создание поистине социального, народного государства. Все, что мы делаем, подчинено этой главной цели. Мы боремся за нее, а не за то,  чтобы в глазах своих «излишне радикальных» сторонников выглядеть «кристально чистыми» и «кристально догматичными».


Если нас наградят самыми обидными кличками, обвинят в самых страшных грехах, но мы при этом сумеем опрокинуть олигархическую власть, если мы заставим «нефтянку» и газовую промышленность служить народу, а не «силогархам» (как сейчас выражаются) – значит, задача наша будет выполнена. А тот, кому важнее, чтоб его «любили чистенького», – так и быть! – пусть утешается мыслью, что уж он-то «не ходил в собрания нечестивых»…


Именно это я и имею в виду, когда говорю, что сторонники бойкота нарушают закон достаточного основания. Они заявляют: «Выборы нечестные и незаконные» – и делают из этого вывод: «Значит, нельзя в них участвовать и нужно их бойкотировать». Но в их рассуждении содержится скрытое основание – тезис, который для них ключевой, но который они не произносят вслух: «Ибо наша цель – сохранение своей политической безгрешности и участие только в честных, законных выборах и органах». Но цель-то у нас иная и ради нее иногда приходится идти на неприятные поступки, «наступать на горло» своим эмоциям и желаниям.  


Так же считал, между прочим, и Владимир Ильич Ленин. 31 декабря 1917 года в Смольный прибыла делегация Сената Финляндии. ВЦИК уже принял декрет о предоставлении Финляндии независимости и требовалось лишь, чтобы представитель нового российского правительства – Совнаркома совершил формальность: вышел, пожал руку Свинхувуду – главе финской делегации, председателю парламента и в то же время известному антикоммунисту, приказывавшему расстреливать финских рабочих, и передал ему официальную бумагу.


Бонч-Бруевич потом вспоминал: Ленин сначала заартачился и мрачно  сказал: «Что я буду говорить этому буржую?» Троцкий тоже отказался наотрез. Нарком юстиции Штейнберг, когда попытались взвалить поручение на него, заявил: «Согласно своему посту, я могу только арестовать Свинхувуда!» Все расхохотались. Тогда Ленин молча взял бумагу, вышел в зал и сделал все как надо. Впоследствии, на съезде партии, в докладе о национальном вопросе Ленин вспоминал этот случай: «Я очень хорошо помню сцену, когда мне пришлось в Смольном давать грамоту Свинхувуду, – что значит в переводе на русский язык «свиноголовый», – представителю финляндской буржуазии, который сыграл роль палача. Он мне любезно жал руку, мы говорили комплименты. Как это было нехорошо! Но это нужно было сделать, потому что тогда эта буржуазия обманывала народ, обманывала трудящиеся массы тем, что москали, шовинисты, великороссы хотят задушить финнов. Надо было это сделать».


Итак, в политике приходится делать иногда неприятные вещи ради достижения поставленной цели, ради блага своего класса, народа, страны. Кто же спорит, что «всенародное голосование» и вся эта «конституционная реформа» совершенно сомнительны с точки зрения закона и самой Конституции? Но давайте будем совсем уж честными: выход РСФСР из состава СССР, осуществленный Ельциным в ходе Беловежских соглашений, был тоже незаконным. Для его подтверждения по советским законам нужно было собрать съезд народных депутатов СССР, а никто этого не сделал (не говоря уже о том, что это противоречило результатам общесоюзного референдума). И разгон Верховного Совета в 1993 году, который был осуществлен по указу Ельцина и сопровождался кровопролитием в Москве, был тоже верхом беззакония. Приватизацию Ельцин также производил, опираясь только на свои указы, на поддержку парламента в этом он не надеялся, и поэтому закона о приватизации просто не было. Да и нынешняя Конституция, про которую мы сегодня столько говорим, вообще-то была в 1993 году втиснута в нашу жизнь не без натяжек, что признавали даже те, кто ее составлял.   

 
Если исходить из принципа «Не будем участвовать в сомнительных с точки зрения закона собраниях и органах!», то нужно будет уподобиться старообрядцам XVII века, которые бежали в леса «от власти антихриста». Точный аналог их есть, между прочим, и среди радикальных сторонников советской цивилизации. Это неофициальное движение «Граждане СССР», члены которого отказываются даже от российских паспортов и  пытаются жить по оставшимся советским документам.  И многого они добились?
Итак, для реального политика, а не политического актера, зарабатывающего аплодисменты со стороны ультрар-р-радикальной публики, вопрос не стоит так: «Участвовать ли в сомнительном с точки зрения закона и Конституции «всенародном голосовании» или объявить ему бойкот?» Вопрос стоит иначе: «Может ли бойкот сомнительного с точки зрения законов и Конституции «всенародного голосования» хоть на шаг приблизить нас к нашей цели?»


Тут нужно разобраться.


Для чего власть так настаивает на проведении «всенародного голосования», даже невзирая на пандемию коронавируса? Очевидно, чтобы заявить потом, что народ выступил в поддержку курса нынешней власти и президента и ничего, мол, не имеет против «обнуления». Причем власть не скрывает, что ей нужен строго определенный результат, который уже был обозначен членам избиркомов и чиновникам и благодаря «сливам» в СМИ о них знают все. Этот ожидаемый результат таков: 65% – «за», 35% – против. Явка при этом может быть невысокой, это неважно, Элла Памфилова объявила, что нижнего порога не будет. Конечно, желательно, чтоб это была хотя бы половина от зарегистрированных избирателей, но и это не принципиально. Если этот результат будет получен, тогда власть может заявить, что ее сторонников среди «политически активных граждан» почти в 2 раза выше, чем противников. Этого ей будет достаточно, чтоб с большой помпой довести до конца «конституционную реформу» и «операцию по обнулению».


Естественно, эти цифры не отражают действительную ситуацию в обществе. Независимые социологи утверждают, что уровень доверия к президенту упал до 25%. Рейтинг «Единой России» – даже чуть ниже. Соответственно, готовых голосовать за оппозиционные силы и прежде всего за КПРФ – в разы больше, чем раньше. Таким образом, задача оппозиции – лишить власть этого фальшивого «козыря», чтобы тайное стало явным, чтобы общество и весь мир увидели, что нет никакой «всенародной поддержки», а есть лишь очень плохо работающий «административный ресурс»! Поможет ли добиться этой цели бойкот «всенародного голосования»?


Нет, не поможет, даже наоборот. В случае, если оппозиционные силы призовут своих сторонников бойкотировать эти «выборы» и сторонники прислушаются, то на участки не придут те, кто мог проголосовать «против». Явка несколько упадет. Но зато все равно придут те, кто хотел проголосовать «за» – и проголосуют. Что же мы получим в результате?


Допустим, все будет складываться по самому оптимистичному для сторонников бойкота сценарию. Им удастся убедить не ходить на голосование 15% избирателей. Тогда вместо 50% на участки придут 35% избирателей. Но и вместо 35% голосов «против» будет лишь 20% голосов против – при 65% «за». Власти могут торжественно заявить, что на самом деле поддержка президента, его «конституционной реформы» и его политики даже больше, чем они предполагали! Сторонников курса президента не в 2, а в 3 раза больше, чем противников! Что же касается того, что 65% избирателей просто не пришли на участки, то провластный агитпроп станет утверждать, что это – не противники, поддавшиеся пропаганде бойкота, а пассивные сторонники президента, которые и так всем довольны, поэтому на выборы и не ходят. Они на яхтах отдыхают в океане. Такие рассуждения мы уже слышали не раз! 
Как видим, успех сторонников бойкота будет просто подарком для властей!  


А ведь это еще не всё. На самом деле бойкот – это не просто отказ радикальных оппозиционеров участвовать в голосовании. Это еще и отказ их участвовать в комиссиях, быть наблюдателями. А это значит, фальсификаций будет больше и вместо 65% будет, скажем, 75% «за».


Кроме того, провластные пропагандисты, воспользовавшись риторикой сторонников бойкота, начнут порочить умеренную оппозицию и выдавать ее за тайных соглашателей – мол, помогали властям обеспечить явку. Такие обвинения мы слышим уже и сейчас. Моральная дискредитация умеренной оппозиции – еще один бонус для власти, ведь впереди думские выборы, а наверху очень боятся победы на них левопатриотических сил.


В общем, с какой стороны ни погляди, бойкот выгоден только тем, кого сторонники бойкота не устают клясть как  представителей олигархического и антинародного режима… 


Конечно, бывают ситуации, когда бойкот представляет собой действенный инструмент политической борьбы. Если бы ВЦИК объявил, что нижний порог явки на «всенародном голосовании» 50% и в случае, если на участки придет хоть на 1% меньше избирателей, поправки не будут считаться принятыми (вместе с поправкой об «обнулении»), тогда проведение бойкота выборов было бы просто прямым долгом КПРФ! Урвать 16% от 65% вполне реально, а в результате – легальный заслон для продления полномочий действующего «нацлидера»! Но сейчас другой случай и бойкот в данной конкретной ситуации – все-равно что стрельба в закрытом помещении, где только изранишь себя рикошетом.


Так что, думаю, идти на это сомнительное голосование нужно. Предварительно развернув широкую агитацию, чтоб убедить колеблющихся «запутинцев» голосовать «против» (может, тогда будет не 65 и даже не 55, а меньше процентов «за» и, соответственно, не 35, а 45 или 55% «против»). Тщательно позаботившись о личной безопасности (эпидемия COVID-19 все же еще не закончилась), обеспечив комиссии оппозиционными наблюдателями, чтоб свести к минимуму фальсификации, идти и сказать «Нет!».


Легкой победы не будет. Но даже если в какой-то мере удастся смазать благостную картинку, которую ожидают на Старой площади, – это все равно будет маленький, но успех. И реальный шаг к нашей главной цели.


А незаконность всего этого голосования мы обязательно вспомним. Как и незаконность приватизации, разгона Верховного Совета, роспуска СССР. Но  чуть позже.



Рустем ВАХИТОВ



Rambler's Top100