Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Один депутат на толпу полковников! Фантазии фальсификаторов не знают границ
Суббота, 20 Окт 2018
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Один депутат на толпу полковников! Фантазии фальсификаторов не знают границ

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров оппозиции, депутата Государст-венной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более офицеров милиции (полиции). В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.


6 февраля 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу Владимира Ивановича Бессонова, место нахождения которого неизвестно.


В связи с отсутствием самого В. Бессонова, отсутствием сведений о его состоянии, местонахождении, судебные заседания проводятся по инициативе прокуратуры в заочном режиме.



В начале судебного заседания судья Кравченко намеревался сразу перейти к допросу свидетелей обвинения, на что получил мотивированные возражения со стороны адвоката Олейник А.П.


Олейник А.П. сообщил суду о необходимости ознакомления его с отдельными документами из материалов дела, а также о необходимости согласования со стороной защиты порядка допроса свидетелей.


Судья Кравченко: «Мы сами не знаем – кто из свидетелей придёт».


Адвокат Олейник: «Суд начал заседание, не узнав о наличии ходатайств защиты».


Судья Кравченко: «Суд определил порядок – сначала допрашиваются свидетели».


В ответ на данную позицию суда адвокат Олейник внёс ходатайство об отводе суда в связи с незаконными действиями судьи, допущенными в ходе предыдущего судебного заседания, когда судья не давал защите заявлять свою позицию и удалил адвоката из зала суда, а также в связи с отказом согласовать с защитой график вызова свидетелей в суд.


Прокурор Кашубина: «Отсутствуют новые доводы, простое несогласие адвоката с судом».


Адвокат Олейник пытался возразить, но судья встал и удалился в совещательную комнату.


Далее последовал отказ в удовлетворении ходатайства об отводе суда.


Адвокат Олейник внёс ходатайство об отводе гособвинителя с подробным обоснованием.


Судья снова удалился в совещательную комнату и вернулся с отказом в удовлетворении ходатайства об отводе гособвинителя.


Адвокат Олейник обратился к суду с просьбой последовательно рассмотреть два ходатайства – о возвращении дела прокурору и об изменении порядка рассмотрения материалов дела (судебного следствия).


В обоснование своего ходатайства адвокат Олейник привёл факты несоответствия обвинительного заключения действующему УПК; указал на нарушения, делающие невозможным вынесение приговора; указал на отсутствие в деле материалов, подтверждающих вручение подсудимому надлежащим образом оформленных повесток в суд, а также вручение обвинительного заключения, неустранимый в судебном заседании характер данных нарушений; указал на неисполнение решения апелляционного суда об исправлении выявленных нарушений УПК…


Адвокат Олейник обратил внимание суда на то, что никто из адвокатов Бессонова В.И. не может выражать его позицию, так как с ним не общался и о его месте нахождения ничего не знает. Содержание Постановления Бюро Интерпола об отказе российской стороне в объявлении Бессонова В.И. в международный розыск указывает на отсутствие оснований для розыска подозреваемого.


Судья Кравченко: «Снимаю с рассмотрения».


Адвокат Олейник: «Ходатайствую об изменении порядка судебного следствия. Адвокаты по соглашению ещё не ознакомились с материалами дела, а порядок судебного следствия был принят судом в одностороннем порядке, что нарушает права защиты».


Судья Кравченко: «Снимаю с рассмотрения».



Далее на процессе выступил свидетель обвинения Шпак С.В., начальник отдела полиции №5 г. Ростова-на-Дону.


В день рассматриваемых событий он являлся начальником отдела милиции №3 г. Ростова-на-Дону.



Прокурор Кашубина: «Что происходило в тот день?»


Свидетель Шпак: «Проходило не согласованное мероприятие с использованием звуковой аппаратуры. Принимались меры к его прекращению».


Прокурор Кашубина: «Кем было принято решение об отключении аппаратуры?»


Свидетель Шпак: «Грачёвым. После неисполнения предложения он стал сам отключать».


Прокурор Кашубина: «Вы не планировали отключить аппаратуру?»


Свидетель Шпак: «У нас не принято одно и то же действие исполнять разным людям».


Прокурор Кашубина: «Отключать электрогенератор Мышенину указания кто-то давал?»


Свидетель Шпак: «Не знаю»


Прокурор Кашубина: «Как Грачёв отключал звуковую аппаратуру?»


Свидетель Шпак: «Ему всячески пытались помешать. Ему нанесли несколько ударов. Присутствующие сотрудники милиции были вынуждены прекратить эти действия и оказывать помощь Грачёву».


Прокурор Кашубина: «Был ли там Бессонов и участвовал ли он в нанесении ударов?»


Свидетель Шпак: «Бессонов своими действиями пытался помешать Грачёву и пытался нанести удары… Минимум один-два раза он нанёс удар Грачёву».


Прокурор Кашубина: «Телесные повреждения Мышенину были нанесены?»


Свидетель Шпак: «Ему были нанесены телесные повреждения гражданами. Я узнал об этом в дальнейшем».


Прокурор Кашубина: «Кто нанёс ему повреждения?»


Свидетель Шпак: «Я не знаю».


Адвокат Олейник: «Вы сказали, что Грачёву наносили удары и портили формы разные люди…»


Судья Кравченко прервал адвоката и отклонил вопрос.


Тогда адвокат Олейник попросил суд огласить ранее данные показания свидетеля Шпака и суд согласился на их оглашение.


В ходе оглашения ранее данных показаний, из показаний Шпака следовало, что именно Шпак дал указания Мышенину отключить электрогенератор и Бессонов бил Мышенина. Потом Грачёв пошёл отключать звуковую аппаратуру и его била толпа. К Грачёву подбежал Бессонов, но нанёс он ему удар или нет – он не видел.


Адвокат Олейник пояснил, в чём противоречия в показаниях и обратился к свидетелю за объяснениями.


Свидетель Шпак: «Это не самый яркий эпизод моей деятельности за 6 лет и я мог забыть подробности».


Адвокат Олейник: «Вы утверждаете, что на лице Грачёва были повреждения. Вы лично отвозили Грачёва в больницу?»


Свидетель Шпак: «Лично отвозил».


Адвокат Олейник: «В какую больницу?»


Свидетель Шпак: «Не помню… В ближайшую».


Далее адвокат Олейник описал действия милиции, противоречащие статье 12 «Закона о милиции», действия, имевшие незаконный и провокационный характер.


Судья снова перебил его и заявил, что в задачу суда не входит разбор действий полиции.


Адвокат Олейник: «Имея троекратное превосходство по численности над участниками – почему Вы не использовали преимущество для прекращения встречи депутатов с гражданами? Имея столько свидетелей якобы совершённого преступления, почему вы на месте не задержали виновников?


Судья Кравченко дал ответ за свидетеля: «Было принято решение не задерживать Бессонова (почему именно Бессонова и только Бессонова – судья не пояснил), чтобы не провоцировать толпу».


Адвокат Олейник: «Когда Грачёву была оказана медицинская помощь в соотвествии с инструкцией?»


Свидетель Шпак: «Скорая помощь вызывалась, но я её не видел».


Адвокат Олейник: «Через несколько минут после так называемого избиения Грачёв давал интервью журналистам. Вам это известно?»


Свидетель Шпак молчал.


Судья Кравченко: «Неизвестно».


Далее адвокат Олейник задал свидетелю вопросы, касающиеся изменения Грачёвым и Мышениным своих показаний, вопросы, касающихся допущения ситуации, при которой безнаказанно были избиты два полковника милиции, вопросы, связанные с поздним обращением Грачёва за освидетельствованием побоев.


Судья Кравченко все эти вопросы бодро отклонил.


Адвокат Олейник: «Пытался ли Бессонов скрыться с места преступления?»


Свидетель Шпак: «Я за ним не следил».


Прокурор Кашубина: «Прошу снять все вопросы о сроках реагирования в отношении Бессонова!».


Адвокат Олейник: «Конечно, прокурор хорошо осведомлена, что помимо потерпевших Грачёва и Мышенина по факту избиения Бессоновым обратился с жалобой как минимум ещё один офицер, но его жалоба почему то изъята из дела. Также известно, что в ходе проведённой специальной комиссией МВД РФ проверки были выявлены факты фальсификации уголовных дел с участием Лапина и Грачёва, за что последние были сняты с должностей.
Прошу суд приобщить итоги данной проверки к материалам дела, как характеризующие личность Грачёва».


Судья Кравченко: «Это не имеет отношения к делу».



Далее на процессе выступил свидетель обвинения Кущёв С.В., заместитель начальника полиции Ростовской области.
В день рассматриваемых событий он являлся начальником УВД г. Ростова-на-Дону.


Прокурор Кашубина: «Видели ли вы нанесение повреждений Грачёву и Мышенину?»


Свидетель Кущёв: «Трудно было разглядеть, но кто-то из милиционеров упал. Потом выяснилось, что это был участковый Мышенин. Ударов я не видел. С Грачёвым на том месте я не общался. На лице повреждений не видел. Повреждение формы видел.


Адвокат Олейник попросил суд огласить ранее данные показания свидетеля Кущёва и суд согласился на их оглашение…


Адвокат Олейник: «Как видно из оглашённых показаний, вы видели на лице Грачёва кровоподтёк. На суде же вы заявили, что не видели повреждений на лице. Чем вы это объясните?».


Свидетель Кущёв: «За прошедшие шесть лет я мог забыть. Правильные показания – в материалах дела. Я вышел из толпы и стал хромать, а потом на видео видел, что толкнул меня Бессонов. Кто и как бил Грачёва – я не видел. В показаниях я даю то, что видел удары Бессонова на видеозаписи».


Адвокат Олейник: «Как вы допустили избиение сразу двух полковников?»


Свидетель Кущёв: «Слишком мало было сил, люди были заняты охраной общественного порядка, а у Бессонова был статус неприкосновенности».


Адвокат Олейник: «Но закон разрешает задерживать депутата на месте преступления».


Судья Кравченко: «Приняли решение поступить так».


Адвокат Олейник: «Сил было достаточно, судя по показаниями предыдущих свидетелей (150 к 60). В фабрикации дела участвовали и другие, якобы избитые Бессоновым, милиционеры, но отсортировали в дело только показания двух якобы потерпевших».


Свидетель, судья, прокурор – пребывают в гробовом молчании.


Адвокат Олейник: «Скрылся ли Бессонов с места события?»»


Свидетель Кущёв: «Я не помню, не следил».


Далее адвокат Олейник попытался сформулировать обстоятельства события, вытекающие из показаний свидетелей. Затронул проблему множества участников отпора действиям милиции, но судья заявил, что его интересует только Бессонов В.И. и что остальные обстоятельства не важны.


Адвокат Олейник: «Важны и сами обстоятельства, при которых якобы были избиты два полковника милиции-полиции. Отказ от рассмотрения обстоятельств делает судебный процесс формальным».


Судья Кравченко: «Это ваше право в ходе обжалования опротестовать мои действия. Вы не подчиняетесь председательствующему (адвокату Олейнику в ходе слушания судьёй было внесено под протокол несколько замечаний).


Адвокат Олейник: «Факты фабрикации других уголовных дел Грачёвым и Лапиным, десятки фальсификаций, десятки необоснованно сломанных человеческих судеб, - имеют отношение к фабрикации дела Бессонова!»



Далее на процессе выступил свидетель обвинения Чулпанов М.В., командир батальона РУБОП.
В день рассматриваемых событий он являлся командиром отряда вневедомственной охраны, несшего службу по охране здания полномочного представителя президента РФ (полпредства).



Прокурор Кашубина: «Когда вы оказались в здании полпредства?»


Свидетель Чулпанов: «Прибыл для контроля за действиями подчинённых. Мероприятия уже происходили. Вошёл через центральный вход. Мне никто из собравшихся не препятствовал. Дверь была заблокирована, но мне открыли. Причинения вреда здоровью сотрудников милиции я не наблюдал».


Адвокат Олейник: «Были ли доклады ваших подчинённых о происходивших событиях и избиении Грачёва и Мышенина?»


Свидетель Чулпанов: «Не докладывали».


Адвокат Олейник: «Докладывали ли вам об избиении начальника полиции области?»


Свидетель Чулпанов: «Это не мои обязанности».



Ход следующих судебных заседаний будет подробно отслеживаться и оглашаться. Очередное заседание суда назначено на 8 февраля.



Слушатель на процессе.
6 февраля 2018 года.

 



Rambler's Top100